ФАКТОР СТРАХА: чего боитесь? (2007)

Год назад дебютная пластинка «Фактора страха» «Театр военных действий. Акт 1» произвел на российской металл-сцене эффект разорвавшейся бомбы. Недавно на лейбле CD-Maximum увидел свет и второй альбом коллектива. Металлические кошки просто не смогли пройти мимо предложения пообщаться с одним из вдохновителей проекта Кириллом Немоляевым, дабы распросить его с пристрастием и о новом альбоме и о будущих проектах, и, конечно, о том ЧЕГО БОИТСЯ "Фактор Страха".

 

MetalCat.ru: начнем с простогго вопроса. С чего все началось?

Кирилл: А началось все с того, что Костя Селезнев, старый мой приятель, с которым мы начинали еще «Бони НЕМ», записал альбом «Тризны» спустя многие годы.  Я посоветовал одну фирму и вскоре диск увидел свет. Мы стали чаще общаться и, сделав одну песню на русском еще для Тризны, я решил уговорить ребят начать сначала.  Дальше был достаточно длительный процесс, когда я пытался убедить Костю  оставить на время в покое брэнд «Тризны» и играть другую музыку.

Мне на тот момент очень импонировал стиль мелодик-дэт. Я предложил Косте: давай сделаем новый проект, где соединим агрессию и мелодику. В куплетах сделаем агрессивные, напористые, риффы с дэт-металлическим «душком», а припевы – на полном контрасте – мелодичные и распевные. Отчасти, если проводить параллели, наиболее близким аналогом будет Soilwork. Но так как и я, и Костя больше тяготеем к мелодике, у нас сразу стало получаться все более душевно, что, наверное, для русского человека ближе.

 

MetalCat.ru: Второй альбом, «Театр военных действий. Акт 2», гораздо меньше похож на Soilwork. Наигрались?

Кирилл: Во-первых, на первой пластинке был еще момент поиска. Две песни для него вообще были написаны для «Тризны», а потом адаптированы под новый проект. Нам хотелось сделать что-то новое, и я, как продюсер, чувствую, что мы немножечко «не дожали», обошлись полутонами. На мой взгляд, второй альбом более целостный и стильный. Здесь уже сложно сказать, есть ли на Западе аналоги. Хотя сейчас в музыке столько тропинок протоптано, что всегда куда-то вляпаешься.

 

MetalCat.ru: А вот мне показалось, что первая часть выглядела более монолитной. Во второй музыка сильно шагнула вперед, а вот в текстах появилась зацикленность на одних и тех же образах. Возможно, это мое субъективное восприятие. Хотелось бы услышать мнение музыканта…

Кирилл: Очень точно последнее замечание – с точки зрения музыканта. Я и Костя – мы музыканты, поэтому литературная составляющая была для нас очень и очень туманной. Костя взялся за тексты, и все, что он писал, мы с Ильей пели. Но это часть 2, поэтому пересечение неизбежно. А если говорить о музыке, то очень приятно слышать, что музыка шагнула вперед, потому что это была наша главная задача.

 

MetalCat.ru: Когда вышел «Акт 1», многие послушали его из-за тех, кто был задействован в проекте. При этом многие почему-то решили, что раз в нем участвуют музыканты «Тризны», значит, это будет похоже на «Тризну». Раз там Немоляев – значит, это похоже на «Бони НЕМ». Но, услышав нечто совершенно иное, были разочарованы…

Кирилл: Меньше всего нам хотелось, чтобы наш проект был на кого-то похож. Это вечный конфликт слушателя и артиста. Слушатель хочет, чтобы все было по-старому, как он привык. Артист же постоянно ищет что-то новое. И здесь я хочу сказать, что я ввязался в этот проект, потому что очень верю в Костю и знаю, что это музыкант мирового класса.

 

MetalCat.ru:На новом альбоме у вас в качестве приглашенного музыканта, кроме Макса Самосвата и Дмитрия Борисенкова, знакомых фэнам по первому «Акту», был еще один звездный гость – Оливер Хольцварт…

Кирилл: Услышав ФС во время гастролей со SiegesEven, он сам вызвался записать бас-гитару, написал мне такое «мыло»: мол, я хочу у вас на бас-гитаре сыграть. И когда приехал BlindGuardian, мы все и записали.

 

MetalCat.ru: Оба альбома называются «Театр военных действий». А с кем воюете?

Кирилл: Война идет постоянная. С самим собой. Знаете, есть такое выражение: человек хорош – обстоятельства плохие. Жизнь предлагает нам обстоятельства, с которыми мы боремся.

 

MetalCat.ru: Судя по последней композиции, дилогия закончена. А что дальше? Будет новая история? Или проект перейдет в новое качество?

Кирилл: Новое качество – абсолютно точно. Как говорится, мавр сделал свое дело… Я с чистой совестью передаю бразды правления Косте. Надеюсь, что два альбома, выпущенные с промежутком в год, закрепили за группой статус первооткрывателей этого жанра в России, и даст Бог, дальше все будет в порядке.

 

MetalCat.ru: Даже в таких "неметаллических" странах как Португалия, Польша, Венгрия есть по 2-3 команды, которые представляют страну на международной арене. Почему, на ваш взгляд, в России нет как такового музыкального экспорта?

Кирилл: Это самая больная мозоль. Как раз с «Фактором страха» я на 95 процентов уверен, и Оливер Хольцварт, это подтвердил, что этот проект, несмотря на то, что мы поем по-русски, мог бы быть издан на Западе.

 

MetalCat.ru: Так почему бы тогда "Фактору страха" не запеть на английском и не доказать, что в России тоже есть группы европейского уровня?

Кирилл: Тут надо тупо иметь блат на серьезных фирмах. Увы, но Россия – на задворках мировой рок-музыки. У нас  же нет примеров качественного продукта!Да и мы наибольший кайф получаем от работы по созданию песни, написанию альбома. От творчества. А заставить себя ломиться сквозь бурелом  на Запад, выяснять, с кем и как говорить, ох как сложно!

 

MetalCat.ru: А хотелось бы?

Кирилл: А почему бы нет? Хотелось еще в 1993 году с первым альбомом «Бони НЕМ». Но здесь все стали петь по-русски, а это априори мало интересно «там». Очень мало команд, поющих на своих национальных языках, добились успеха. Уникальный пример Rammstein, но парадокс Rammstein в том, что если бы они пели по-английски, они бы не имели успеха. На них сыграла фонетика немецкого языка – монументальная, как и их музыка.

 

MetalCat.ru: Ваша группа называется "Фактор страха". А что является фактором страха для самой группы?

Кирилл: Человеком движет сексуальное влечение и страх смерти – это Андрон Кончаловский даже говорил. Практически любой поступок можно объяснить страхом. Буквально! Вот почему ты так сделал? Начинаешь докапываться – и выясняешь: потому что боишься. А бояться можно самых разных вещей.

 

 

 

MetalCat.ru: И чего тогда боится один из вокалистов «Фактора страха»?

Кирилл: Скажем так… прежде всего я боюсь потерять ощущение того, что я еще молод и то, что я делаю, ничуть не хуже того, что я делал в 20 лет. Не хотелось бы быть записанным в герои вчерашних дней. Рок-музыка, тяжелая музыка априори молодежная, и хуже всего, когда старые люди смотрят на старых музыкантов. Это ужасно! Секс для пенсионеров.

 

MetalCat.ru: Есть такое понятие как кошмар фотографа – когда в самый ответственный момент садится аккумулятор. А каков кошмар музыканта?

Кирилл: У нас в стране только один кошмар – отсутствие нормального аппарата, чтобы озвучить такой проект, как «Фактор страха». И поэтому самый большой страх – когда ты приезжаешь в клуб, начинается саундчек, и ты понимаешь: У-у-у-у! Ка-акой ужас!

 

MetalCat.ru: Но вам-то все равно выступать…

Кирилл: Артист должен вообще делать вид, что ничего не происходит. Если начал оправдываться – все! Труба. Лажа. Зрителю вообще по фигу, какая аппаратура. Он пришел получить удовольствие, и ты должен ему это удовольствие доставить.

MetalCat.ru: Насколько вам действительно важно общение и контакт с фэнами, в том числе через посредство интернета, через форумы, чаты, через автограф-сессии? Влияет ли это общение на ваше творчество?

Кирилл: Я вообще не очень понимаю смысл автографов. Это какой-то фетиш! А общение мне очень важно, и то, что интернет появился в таком объеме, когда ты можешь в любое время через форум пообщаться, - это прекрасно! Живое общение, которое мы в рок-галерее «Зигзаг» периодически проводим, тоже имеет колоссальное значение, потому что там ты говоришь с людьми и можешь им что-то рассказать.

 

MetalCat.ru: И традиционный вопрос – что в планах? Будут ли концерты?

Кирилл: Я надеюсь, что да. Сейчас у ребят в группе большой свербеж – все хотят во что бы то ни стало играть концерты, и Костя вынужден подчиняться, потому что их большинство. Я могу только сказать, что стартовая площадка хорошая, оба альбома, на мой взгляд, сделаны профессионально. Они могут нравиться или не нравится – это дело вкуса, но тот же Оливер Хольцварт сказал, что это звучит, как будто Девин Таунсенд у вас продюсер. Что нам было жутко приятно! Так что планов много, и мы будем стараться каждый проект доводить до состояния, когда сам себе можешь поставить высокую оценку. Наш следующий с Костей проект будет называться «Мертвые Души»

Тeги новости:
+ 0 -

Добавить комментарий

Мы в соц.сетях