АНТИКВАРИАТ - Metallica - Страшный сон Ларса Ульриха

2013-12-18T01:31:34+01:00 2013-12-18T01:31:34+01:00
0
Админы
0
Дикое Кошко
Thrash Metal Cat
01:33, 18.12.2013
Раскопала в загашнике антиквариат, написанный более 20(!) лет назад. Прочитала... Некоторые вещи оказались пророческими...
ПыСы: На полноценный фанфик не тянет, так, гнусик :)

Фэндом: Metallica
Персонажи: Ларс, Джеймс, Джейсон, Кирк
Жанр: стеб, юмор
Размер: мини
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

СТРАШНЫЙ СОН ЛАРСА УЛЬРИХА

В солнечном Сан-Франциско, где лето круглый год, где высоченные пальмы цепляют своими зелеными вихрами по бирюзовому небу, снится Ларсу Ульриху сон, будто все их инструменты разом подхватили вирус попсы и отказываются играть trash. И что самое ужасное, мятеж подняла его, Ларса, ударная установка.
- Не желаю больше терпеть издевательства этого Ульриха, - заявил Большой Барабан. Он считал себя самым главным, потому что мог издавать громкое и раскатистое "БУММ!", чем очень гордился.
- И мы тоже! - заявили два Малых Барабана-близнеца. - Нам больше всех достается. Во время концертов он колотит по нам, словно сумасшедший, так что у нас потом неделю бока болят!
- И нас он не жалеет, - прозвенели медные тарелки.
- Вам он хоть немного отдыху дает, - отбарабанили барабанные палочки. - А нас он вообще из рук не выпускает. Если не бьет, так вертит нами, как хочет. Швырнет вверх, а потом ка-ак шарахнет! Аж искры сыплются!!!
Шкаф со скрипом раскрылся, и оттуда появились Гитара Хэммета и Бас-гитара Ньюстеда.
- Меня Джейсон тоже мучает, - пожаловалась Бас-гитара. - А я ведь не стиральная доска, а музыкальный инструмент! Музыкальный! Вон вчера опять струну порвал.
- Тебе-то что, - возразила гитара Хэммета. - У тебя струны толстые и прочные, не то, что у меня...
- Зато мне достается больше, - обиженно заявила Бас-гитара.
- Хватит вам ссориться, - гаркнул Большой Барабан и для большей убедительности сделал гулкое и раскатистое "БУММ!"
На подоконнике что-то зашевелилось. Затем из неряшливо скатанного клубка появился конец провода, клубок сам собой распутался, и провод, змеясь, прополз через все помещение. На другом конце провода обнаружился Микрофон.
- А я уже оглох от криков этого проклятого Хэтфилда, - пожаловался Микрофон. - Это даже пением назвать нельзя! Конечно, ему все Nothing else matters. Лишь бы погромче было, а все остальное не имеет значения. И вообще, я хочу работать у Лайзы Минелли, - заключил Микрофон.
- А меня он столько раз швырял к фанатам, гнул об коленку и крутил так, будто я - пропеллер, - проверещала Микрофонная Стойка, которая больше была похожа на распрямленный коленвал.
- Хватит жаловаться, - грозно сказал Большой Барабан. - Эти четверо порядком отыгрались на нас, и мы не желаем терпеть этого больше! Долго мы терпели их измывательства! Баста! Больше этому не бывать! Верно?
- Верно! - пробасила Бас-гитара.
- Верно! - прохрипел Микрофон.
- Верно! - звякнули Медные Тарелки.
- А раз так, - грохнул Большой Барабан, - мы убежим от них и найдем себе новых хозяев.
- Правильно, убежим! - поддакнули два Малых барабана-близнеца.
- Убежим! - отстучали Барабанные Палочки.
- Подальше от этого города, от этих извергов, - жалобно продренчала Гитара Хэммета.
Так они и сделали. Выбрались они из студии, потом - из Сан-Франциско и благополучно добрались до Нью-Йорка. Здесь они решили разделиться и искать работу поодиночке. Но условились, что несмотря ни на что через месяц они встретятся под статуей Свободы и поведают друг другу о своем житье-бытье.
После недолгих раздумий Гитара Хэммета отправилась наниматься к Джорджу Майклу.
- Ты, верно, ничего, кроме трэша, играть не умеешь, - недоверчиво покосился Джордж Майкл.
- Я все умею, - хвастливо заявила Гитара, - и трэш, и джаз, и поп, и фолк, - и в доказательство сыграла I'm Too Funky и Freedom. Джордж Майкл удивился и взял беглянку к себе. Гитара-то была красивая и к тому же опытная. Теперь она с гордостью называла себя Гитарой Джорджа Майкла.
Микрофон подался к вожделенной Лайзе Минелли, Бас-гитара не поленилась пересечь океан, чтобы попасть в руки САМОГО Алана Ланкастера, а все девять барабанов вместе с Медными Тарелками уже через пару дней исполняли роль сценических декораций в группе Ваниллы Айс. Правда, Большой Барабан не понимал, зачем он здесь нужен, ведь все равно Ванилла Айс выступает под фонограмму.
И тут-то выяснилось, что ничего, кроме трэша наши герои играть не умеют.
Гитара Хэммета, как ее ни перенастраивали, все равно выдавала такие запилы, от которых у Джорджа Майкла волосы дыбом становились. Все девять барабанов вместе с Медными Тарелками то и дело забывали, что на концерте они всего лишь декорации и норовили грохнуть погромче, а Большой Барабан своим громовым и раскатистым "БУММ!" заглушал всех остальных и даже фонограмму, чем до смерти пугал сопливых мальчишек и девчонок, собравшихся на концерт. Бас-гитара, хоть и попала в руки не какого-нибудь попсового неумехи, выдавала такие кренделя, будто играли не на музыкальном инструменте, а на стиральной доске. А Микрофон беспомощно пытался воспроизвести голос Лайзы Минелли, да только ничего у него не получалось; он настолько привык к голосу Джеймса, что Лайза Минелли упала в обморок, когда вместо своего голоса услышала какие-то истошные крики.
Короче, не прошло и недели, как наши герои оказались на улице.
Собрались они под статуей Свободы и стали думать, что делать дальше.
- Попробуем еще раз, - предложили барабанные палочки, - вдруг в другой раз повезет больше.
- А мне нравится Кирк, - проговорила Гитара Хэммета. - И я не в обиде на него, что он слишком часто рвет мои струны. Зато какой саунд!
- И Джейсон - неплохой парень, - вторила Бас-гитара Ньюстеда. - А что до стиральной доски - так это я погорячилась.
- А я привык к Джеймсу, - произнес Микрофон голосом Джеймса, - и ни на кого его не променяю.
- Мне без него ску-учно, - пожаловалась Микрофонная Стойка, больше похожая на распрямленный коленвал. - Стоишь себе столбом, как пугало в огороде...
- До-мой хо-тим! До-мой хо-тим! - наперебой забарабанили все девять барабанов и Медные Тарелки с ударной установки Ларса.
И отправились наши герои домой в Лос-Анджелес. Прикатили они в студию. Видят - лежат там прямо на полу их мучители - Ларс, Джейсон, Кирк и Джеймс. И все дрыхнут.
Тихо, чтобы не разбудить спящих, наши герои расположились по своим местам. Обе гитары забрались в шкаф, все девять барабанов вкупе с Медными Тарелками расположились согласно ранжиру на ударной установке. Микрофон сполз со Стойки, но до подоконника не дополз, потому как своим длинным хвостом запутался в ногах Джейсона.
Да и Барабанные Палочки решили-таки немного похулиганить. Они принялись щекотать Ларса. Но он и во сне помнил, как с ними управляться. Схватил он одну, а другую - не успел. Выскользнула она и пребольно стукнула Джейсона по макушке.
Проснулся Джейсон, вскочил, хотел было надавать своему обидчику, да не тут-то было - микрофонный шнур накрепко спеленал ему ноги. И рухнул Джейсон прямо на мирно посапывающего и ничего не подозревающего Джеймса. Взвыл Джеймс, как полицейская сирена и начал спросонья размахивать кулаками, да как назло попал в физиономию Кирку. Тот тоже проснулся, начал тузить Джеймса и Джейсона. Джеймс завопил еще громче. Ларс проснулся и, увидев эту грандиозную свалку, полез разнимать товарищей. Джейсон решил, что Ларс принял сторону Кирка, и стал тузить и Ларса...

...Проснулся Ларс в холодном поту. В руке - барабанная палочка.
"Фу ты, приснится же такое, - подумал Ларс, повертев в руке палочку. - Интересно все же, откуда она здесь взялась..."

20.07.1992.
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.